ДЕТИ-СИРОТЫ МОГУТ БЫТЬ ЯРКИМИ И УСПЕШНЫМИ


Это история отказника с рождения, который, попав в приемную семью в девять лет, достиг ярких достижений в учебе, спорте, искусстве и не собирается останавливаться на достигнутом. Дети-сироты могут быть яркими и успешными, и пример Игоря Ефимова это подтверждает в полной мере.

Людмила и ее супруг прожили в браке 20 лет прежде, чем задумались о том, чтобы взять приемного ребенка. К этим размышлениям их привела смерть их родного ребенка, который родился тяжело больным и умер в 2001 году.

Супруги долго горевали, но жизнь не стояла на месте, и однажды Людмила нашла в сети проект «Невидимые дети». Так, она стала сотрудничать с детским домом в Алтайском крае в качестве волонтера. В детском доме было три ребенка ее однофамильца, супруги зацепились за эту фамилию и стали с ними общаться.

Ефимовы попытались забрать детей в Москву, но те отказались уезжать. Им было страшно покинуть маленький привычный городок ради незнакомой столицы. Поскольку Людмила и ее муж уже рассматривали своих подопечных как членов семьи, отказ выбил их из колеи.

Однажды, собрав еще раз все необходимые документы, так как предыдущие уже потеряли срок годности, Ефимовы пришли в районную опеку, в Москве. В тот день мальчика, с которым они собирались познакомиться, не было, так большая часть детей была в лагере. Тогда дирекция детского дома просто предложила им другого ребенка со словами: «Берите Игоря и не выпендривайтесь!»

…Вошел мальчик, маленький, плохо подстриженный. Девятилетний отказник с рождения, он очень хотел родителей, а в ту пору забирали только совсем маленьких детей. Супруги посмотрели друг на друга и поняли, что они и Игорь нашли друг друга. Это был сентябрь 2008 года.

«Мы взяли то, что дали, не выбирали и не смотрели», — вспоминает Людмила. Сначала они с мужем ходили навещать Игоря в детский дом, потом стали брать его домой, а через два месяца забрали совсем.

Игорь пришел в семью Ефимовых в ноябре 2008 и пошел во второй класс. Это был первый год, когда дети из детдомов шли учиться в обычные школы. Свой второй класс он, единственный сирота во всей школе, закончил круглым отличником.

Статус усыновленного ребенка не был проблемой для Игоря. Он понимал: «Да, я сирота, но я уже в семье», поэтому в новую школу он пришел как равный, а, начав учиться, показал, что был даже сильнее многих как ученик. А вот с поведением у него были проблемы: конфликтовал с учителями, а девочек, которых никогда не видел в детском доме, состоявшем из одних мальчиков, задирал.

Откуда такие успехи в учебе? Спасибо 46-му детскому дому в Гольяново. Это учреждение пятой степени коррекции, предназначенное для детей с речевыми отклонениями, а также для глухонемых, говорят родители.

Там была прекрасная служба логопедов-дефектологов, работа которой и заложила основы того, что сейчас Игорь, по выражению его приемной мамы, — это человек-слово. Он талантливо говорит, у него огромный словарный запас, богатая и разнообразная речь. Также в детском доме его научили учиться и получать знания, потому что там сиротам не разрешали лениться.

Первый год, проведенный мальчиком в новой семье, ушел на то, чтобы привыкнуть к тому, что есть мама и папа, что есть домашние обязанности, что надо мыть посуду, участвовать в уборке квартиры.

При этом родители много путешествовали с ним по России в рамках образовательных проектов «Путешествие с ребенком. Элефантик». Это были поездки в жанре образовательного туризма, когда дети не только видели новые места, ходили на экскурсии, но лепили, клеили, рисовали карты пути.

А на второй год жизни в семье Игорь серьезно занялся спортом. Все началось с похода в клуб, где занимаются боевыми единоборствами. Игорь увлекся айкидо, джиу-джитсу, а потом и боями без правил, в которых дошел до пояса и получил международный паспорт. Параллельно он занялся скалолазанием и позже получил первый взрослый разряд.

Когда Игорь учился в 4 классе, его родители узнали, что в МГУ набирают детскую группу при Школе юного философа. Так, два года он посещал занятия в Школе, что тоже дало большой скачок в его развитии.

Одновременно мальчик увлекся живописью и даже брал уроки у одного очень известного художника, а работы Игоря однажды были выставлены на персональной выставке этого мастера.

«Травма брошенности, о которой пишут психологи, нас миновала. Игорь словно получил новое рождение в семье. У него нет брошенности, он наш. Я, общаясь с большим количеством приемных семей, не считаю травму брошенности какой-то особенной проблемой. Здесь очень много надумано и притянуто за уши психологами. Если семья принимает ребенка полностью и с потрохами, травмы нет и не будет. Задача родителей вовремя дать адекватный ответ на его вопросы и правильное осмысление того, что произошло в его жизни», — говорит Людмила.

По ее словам, Игорь понимал, что в жизни такое бывает, что родители отказываются от детей. Но в то же время он знал, что сейчас у него есть семья: мама, папа, бабушки и дедушки.

«У нас не было серьезных проблем или конфликтов. Мы никогда не ходили к психологам или сопровождающим педагогам. Мы просто живем. Да, мы можем разругаться в пух и прах, потому что любой ребенок пробует границы. Но на общем фоне эти проблемы во взаимоотношениях выглядят незначительно», — с улыбкой говорит Людмила.

Дети-сироты могут быть успешными
Приемные родители не успевали нарадоваться успехам сына. На фоне его спортивных успехов мальчика пришлось даже взять из обычной школы, потому что его учитель в определенный момент сказал: «Забирайте его. Ему здесь делать нечего». Сейчас он учится в специальной школе с углубленным изучением английского языка и музыки, перевели его, минуя третий класс, сразу в четвертый.

Сегодня это подросток 16-ти лет, который ищет себя. Хочет стать президентом или, как минимум, войти в список Forbes. К таким размышлениям Игоря привели занятия на философском факультете МГУ. «Я думаю, это будущий политик, философ, адвокат. У него есть здоровые перехлестывающие амбиции, и есть умение просчитывать ситуацию и реализовывать свои стремления», — считает Людмила. И, действительно, несмотря на то, что Игорь, стопроцентный гуманитарий, на сегодяшний день он трехкратный призер бизнес-школы Высшей школы экономики.

«Дети-сироты могут быть успешными. Это новый тренд, который возник в 2015-16 году. И если кто-то, задумываясь об усыновлении, боится, что ему придется работать репетитором, дефектологом, логопедом в одном лице, то думаю, что наша история поможет этот страх преодолеть», — заключает Людмила.

0IOV7_dswzs a53gJvGuG0E FtNySh16668 gbE5SNFwxQg x6J_AxN1AWI

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *